Банки демонстрируют изменчивому миру гибкость (РБК)

29.09.2016

rbkСущественные изменения внешней среды — макроэкономические сдвиги, действия регулятора, все ускоряющийся темп внедрения новых технологий — вынуждают банки корректировать стратегии развития. Безнес-модели, характерные для ключевых игроков рынка еще несколько лет назад, подверглись радикальному пересмотру.

Основной фактор, побуждающий банки пересматривать планы развития — новая экономическая реальность. «В настоящий момент важными характеристиками внешней среды являются повышенный уровень неопределенности на финансовых рынках, затяжная рецессия и последовательная политика Банка России, направленная на сокращение темпов инфляции и поддержание положительных реальных ставок в экономике», — рассуждает руководитель службы стратегического развития банка УРАЛСИБ и БФА Банка Петр Петров. Это, по его мнению, побуждает банки закладывать дополнительную степень прочности для прохождения возможных стрессовых сценариев, связанных с внешними шоками.

Новая экономическая реальность приводит к перераспределению основных источников заработка банков. Президент Банка МБСП Сергей Бажанов напоминает, что ключевой для банков бизнес — кредитование. «Однако в кризис банки прибегают к более консервативной кредитной политике: меньше рискуют, меньше зарабатывают, — констатирует Сергей Бажанов. — Сейчас многие банки скорректировали свою стратегию в сторону так называемого транзакционного банкинга, фокусируются на непроцентных доходах. Но как только экономика пойдет вверх, банки снова будут больше кредитовать, и больше на этом зарабатывать».

«В каждом экономическом цикле есть период, когда лучше зарабатывает одно из бизнес-направлений: финансовый, корпоративный или розничный блок, — рассуждает заместитель председателя правления банка «Александровский» Илья Лотвинов. — Так было всегда: финансовый рынок первым проседает после ухудшения внешних факторов и первым же получает прибыль после улучшения ситуации. Корпоративный и розничный бизнес куда более инертны». За прошедший год, замечает Илья Лотвинов, успешно «выстрелили» инвестиционные и торговые подразделения банков, которые смогли «прокатиться» на общем росте рынка.

«Сейчас период, когда финансовые рынки продолжают неплохо зарабатывать, во многом благодаря политике низких процентных ставок развитых экономик. При этом в активную фазу входят корпоративный и розничный бизнес, где уже стабилизированы проблемы просрочки и активно наращиваются портфели с более жесткими риск-параметрами», — говорит Илья Лотвинов.

Впрочем, многие банкиры, рассуждая о корпоративном и розничном банковском бизнесе, подчеркивают, что источников высоких доходов в этих сегментах становится все меньше. «Прибыльных ниш в рознице становится все меньше, а с учетом роста экономической неопределенности все более актуальной становится тема стратификации розничных клиентов, — замечает Петр Петров. — Продолжая предлагать классические банковские продукты для массового рынка, многие банки формируют отдельные предложения для более высокомаржинальных и менее рисковых сегментов». В свою очередь, маржа в сегменте крупных корпоративных клиентов в последнее время также серьезно уменьшилась на фоне резкого обострения конкурентной борьбы за хороших клиентов. В результате, одним из немногих интересных сегментов, остался сегмент обслуживания небольших компаний. «Банки с развитым направлением малого бизнеса отличаются достаточно высокой долей стабильных комиссионных доходов и более низкой стоимостью пассивов», — отмечает Петр Петров. По сути, речь идет о том, что большое количество небольших клиентов совершают большое количество рутинных операций, преимущественно связанных с расчетно-кассовым обслуживанием обеспечивают банки хорошими заработками на комиссиях. Более того, в отличие от крупных корпораций, которые, как правило, управляют остатками на своих расчетных счетах (размещают их, инвестируют), небольшие компании маневрируют средствами не так активно. Между тем, остатки на расчетных счетах — один из самых недорогих для банков источников пассивов.

Издержки регулирования

Еще один ключевой фактор, влияющий на стратегии банков — политика ЦБ, направленная на «чистку» банковского сектора, которая неминуемо ведет к его консолидации. «Этот процесс усилится, особенно, если произойдет разделение на региональные и федеральные банки, — прогнозирует заместитель председателя правления банка «Александровский» Илья Лотвинов. — В этих реалиях выживут только те, у кого есть деньги и кто реально развивается». Илья Лотвинов напоминает, что в конце сентября «Александровский» завершил процедуру присоединения СМБ-банка и, отработав технологию консолидации, присматривается к другим возможным приобретениям. Председатель правления «Александровского» Евгений Лотвинов насчитал в Петербурге полтора десятков «кандидатов на консолидацию». По пути объединения идут также БФА Банк и банк УРАЛСИБ.

Процесс активного отзыва лицензий не мог не сказаться на поведении клиентов и их перераспределении между участниками рынка. «После того, как лицензии были отозваны у ряда банков, обслуживавших оборонные предприятия, правительство приняло закономерное решение перевести их на обслуживание в госбанки. Аналогично поступили региональные власти, рекомендовав ГУПам перейти на обслуживание фактически в банки из топ-20. Частным региональным банкам пришлось скорректировать свою стратегию и искать другие источники ресурсов и доходов», — комментирует Сергей Бажанов, оговариваясь, что в случае МБСП существенных корректировок стратегии удалось избежать благодаря высокой диверсификации пассивов.

Илья Лотвинов полагает, что воздействие политики «чистки» на поведение клиентов постепенно сходит на нет: «Рынок уже привык к политике ЦБ. Фаза активного перетока клиентов из частных банков в госбанки завершилась, и мы наблюдаем возвращение среднего и малого бизнеса обратно в средние частные банки. Причина проста — такие банки уделяют им больше внимания и быстро принимают решения».

Еще один регуляторный фактор, влияющий на стратегию банков — повышение требований к достаточности капитала и его ликвидности, а также ужесточение системы управления рисками, предусмотренные новой редакцией так называемых Базельских принципов банковского надзора. «Устойчивость банков предполагается повышать путем создания буферов капитала, которые рассчитываются исходя из того, что банки должны быть способны покрыть как ожидаемые, так и неожиданные потери, для оценки которых должна действовать система стресс-тестирования, соответствующая характеру и масштабу осуществляемых банком операций, уровню и сочетанию рисков», — объясняет директор филиала «Санкт-Петербургский» Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР) Александр Казанский. Это может привести к изменению запланированных ранее финансовых результатов и к корректировке бизнес-модели, связанной с ростом затрат на привлечение капитала, подчеркивает Александр Казанский.

Наступление «цифры»

Наконец, еще один фактор, влияющий на выстраивание банковских стратегий — цифровизация бизнеса и конкуренция со строны технологических сервисов. «Банки осознают возрастающий уровень конкуренции со стороны ИТ-компаний, которые заходят на традиционно банковский рынок», — признает руководитель розничного бизнеса филиала «Петербургский» банка «ГЛОБЭКС» (Группа Внешэкономбанка) Аркадий Бочарников, но уверяет, что «ответ банков на новые вызовы будет вполне адекватным».

«Цифровые технологии лежат в основе розничного сегмента и массового обслуживания. Именно в этом сегменте финтех успешно развивается и конкурирует с традиционными банковскими услугами, — комментирует Сергей Бажанов. — Однако наш банк, к примеру, специализируется на крупном и среднем корпоративном сегменте. В основе корпоративного бизнеса — личные отношения, субъективные оценки и коллегиальные решения. Все это трудно заменить компьютером, скорингом или мобильными платежами».

С этой точкой зрения согласен и Петр Петров: «Мне сложно себе представить, чтобы финтех-компании в ближайшие десятилетия смогли предложить в сегменте кредитования корпоративных клиентов направлении нечто такое, что составит конкуренцию классической банковской экспертизе». На данном этапе, продолжает Петр Петров, проникновение цифровизации в банковский бизнес наблюдается в основном в самых базовых направлениях его деятельности – например, в платежах и переводах. «Но и здесь говорить о серьезном натиске финтеха пока не приходится: альтернативные способы платежа составляют порядка 10% от оборотов по банковским пластиковым картам, — говорит банкир. — Возможно, в будущем цифровизация бизнеса станет важным стратегическим вектором развития банковского сектора. Однако на данный момент статистика говорит о том, что финтех- компании представляют собой меньшую угрозу по сравнению с конкурентами из банковской отрасли».

Ссылка на материал   http://spb.rbcplus.ru/news/57ed94897a8aa90be556da77